domostroev.org

История одного котенка

Был обычный зимний вечер, как всегда, наполненный бесполезной суетой, царившей в центре города, у дверей универмага. Яркие фонари подсвечивали холодный, искрившийся снег. Морозец, не на шутку рассердившись, кусал носы, уши, щеки прохожих, хватал за пятки и леденил пальцы. Продавщица, хриплым голосом кричала: - «Пирожки, беляши с мясом, пончики с повидлом», и передохнув немножко, начинала заново. Все двигалось, крутилось, мчалось куда-то, возвращалось, и опять продолжало движение.

cat, брошенный котенокИ только маленький рыжий котенок скорчившись, сидел на снегу, у дверей универмага. Люди, живым, стремительным потоком протекали мимо него, заходя в гостеприимно распахивающиеся двери и выходя на улицу. Его не отталкивали от дверей, но и внутрь не пускали. Впрочем, он и не пытался туда проникнуть. Он знал, что суровая женщина со шваброй выкинет его оттуда, она делала это уже много раз, с тех пор, как он поселился здесь. Котенок пришел сюда из подвала соседнего дома. Он там родился. Там прошел первый, самый лучший месяц его жизни. Там он оставил своих братьев и сестер.

Зимой в подвале было холодно, почти как на улице. Но когда с охоты возвращалась мама – старая кошка и стаскивала их всех в кучу, становилось немного теплее. Иногда она приносила им воробья, иногда мышку. Но чаще всего это были объедки с соседней помойки. Корочки чего-то так вкусно пахнущего, косточки от какой-то крупной птицы или черствый, но все еще съедобный хлеб. Они росли, становились все больше, и есть тоже хотелось больше. Порой принесенного не хватало, но и тогда долго грустить было некогда. Затевались разные игры, забавы, и, утомленные беготней, котята засыпали крепко.

Однажды старая кошка не вернулась с очередной охоты. Её все не было и не было, а голод становился все нестерпимей и нестерпимей, пока, наконец, не заставил выбраться наружу, чтобы найти маму, или, хотя бы какой-нибудь еды. Он вылез из подвала через узкий лаз. Солнечный свет неожиданно осветил котенка и ослепил его. Первые пять минут он ничего не видел, но потом привык. Немного посидев у лаза, котенок двинулся вперед. Запах вывел его на тротуар, где гуляли люди. Еды там не было, и никто ничего не давал, хотя он уже охрип от бесполезного крика. Наконец ему повезло. Сухая, старая корочка лежала на тротуаре, почти втоптанная в асфальт. Отодрал ее лапой, и проглотил. Обнюхав асфальт, и убедившись, что не осталось ни крошки, побрел дальше. Так и добрел до этого большого универмага, изнутри которого так заманчиво пахло. Куда идти дальше - он не знал. И решил поселиться здесь. Иногда ему бросали кусочки пирожков, иногда он находил какие-то объедки, а иногда, если не везло, он оставался голодным.

Мороз крепчал день ото дня и котенок понимал, что если не найдет укрытие, то скорее всего, замерзнет насмерть очередной ночью. Тем более что ему не везло вот уже несколько дней, а голодное тельце все никак не могло согреться. Он подобрал под себя все четыре лапки, но теплее не становилось. С каждым выдохом тепло уходило из него, и с каждым вдохом мороз пробирался в душу. Наконец, устав бороться с охватившей его тоской и выжигающим душу холодом, он закрыл глаза. И тут ощутил нечто странное. Будто кто-то стоит перед ним и вокруг восхитительно пахнет пирожками. Он повел головой, но запах не исчезал. Открыв сначала один глаз, потом второй, он просто не поверил в такое счастье. Девочка стояла рядом и отламывала кусок пирожка. С мясом! Пропахший жиром кусочек сыроватого теста с красным ароматным комочком внутри оказался прямо перед носом. Котенок едва смог благодарно мяукнуть в ответ. Сил на то, чтобы есть уже не было. – «Мама, смотри, здесь котенок умирает!» - воскликнула девочка, - «Сделай же что-нибудь»! – «Что ж», сказала мама, задумчиво - «что-нибудь сделаем».

Впервые в жизни котенок почувствовал такое тепло и спокойствие. Сначала он подумал, что уже умер, потому что непонятно, куда делся мороз. Но вместе с просыпающимися чувствами проснулся и голод. Он мяукнул изо всех сил и открыл глаза. Пирожок! Чудесный пирожок с мясом! Целый, вкусный, на тарелочке. Стало страшно прикасаться к нему, и он мяукнул еще раз. Тогда девочка достала откуда-то миску, налила в нее молока, и протянула котенку. – «На, киса, пей! Вот, выпьешь молочко, тогда и пирожка покушаешь. Как же мы тебя звать будем? Знаю! Ты будешь Рыжиком».

Этой ночью, впервые засыпая в теплой уютной корзинке с мягкой подстилкой и сытым, он подумал о том, что ему повезло, или, вернее, случилось чудо. Он не умер от холода, у него есть дом, и он кому-то нужен. Он был счастлив. Он – Рыжик.

Девочка тоже думала о том, что у нее теперь есть о ком заботиться, и хотя это не братик, но все равно здорово. И что котенка надо искупать. С этими мыслями она и заснула. А мороз, не на шутку сердясь, сковывал льдом все, что попадалось ему на пути, стучался в окна, и примораживал к асфальту кусочек пирожка с мясом.

Елена Трубчанинова.

comments powered by HyperComments