domostroev.org

Сумасшедший дом

Маша всегда была упитанным ребёнком. Её внешний вид всегда вызывал оживление в любом детском коллективе. А в возрасте, когда все дети играют в доктора, добрые товарищи по забавам налили ей в уши силикатный клей. Баловство не прошло бесследно. Девочка стала плохо слышать. В школе, чтоб не стать предметом насмешек, она тихонько сидела на последней парте и никогда не переспрашивала. Её считали умственно отсталой из-за того, что она говорила невпопад.

Подруг у Маши не было, поклонников тем более. В двадцать пять лет девушка выглядела, как грузная сорокапятилетняя женщина, прожившая тяжёлую жизнь – вес Маши превышал сто килограммов.

А Машина младшая сестра уже всё успела. И замужем побывала, и ребёнок есть, и на заработки за рубеж подалась. Своего ребёнка Светка оставила у родителей. Маша взяла на себя все заботы, и нерастраченную любовь изливала на маленькую Настеньку.

Маша почти заменила девочке мать, кормила, укладывала спать, гуляла с ребёнком. Так продолжалось до тридцатилетия Марии. Потом Машин отец присмотрел ей в селе жениха. Фёдор был под стать Маше. Ни разу не был женат, ни с кем не встречался и жил с мамой.

Мама – семидесятилетняя женщина, очень любила своего единственного сына и до его 42-летия очень ревностно защищала его от посягательств наглых девиц. Она готовила своему мальчику бульончики, котлетки на пару, потому что у него «нежный желудочек».

Невестку она приняла настороженно, но девушка ей не перечила, беспрекословно подчинялась, выполняла все требования, обращалась к ней на «Вы» и называла мамой. Но материнское сердце не обманешь – правильно растопить печь невестка не могла, воду расходовала неэкономно, в огороде быстро уставала. Не о такой невестке она мечтала, когда рожала Феденьку восемнадцать часов, тянула ребёнка без отца!

В супружескую спальню, где уединялся лысеющий Феденька со своей супругой, бдительная мама всегда врывалась без стука. Пару раз застала молодожёнов врасплох. Маша со стыда чуть не сгорела, а свекровь сообщила, что у Феденьки слабое сердце и физические нагрузки ему противопоказаны, но внуков она ждёт и знает, что они будут похожи на Феденьку умом и красотой. Маша внимательно посмотрела на потного, кривоного, мужика с одышкой и задумалась, в каком же месте у него скрывается красота, и где прячется ум.

Тут Маша проявила характер и в три часа ночи позвонила своей маме. Едва рассвело, родители Маши, забыв обо всём, поехали в село спасать дочь. Состоялся нелицеприятный разговор между родителями перезрелых молодожёнов. Было решено, что дети будут жить отдельно в съёмной квартире без опеки мамы.

Маша по образованию швея-закройщик. В селе ателье по пошиву одежды нет, и работы по специальности не найти. Её по знакомству устроили в местный психдиспансер, который располагался в трёх километрах от трассы за лесом и речкой. В обязанности Маши входило шить постельное бельё для душевнобольных. Комплекты предприимчивое руководство продавало местным оптовым рыночным реализаторам и получало существенную прибавку к своему мизерному медицинскому жалованью. Все были довольны – и оптовики, и главврач психушки, и швеи, которые имели законную зарплату.

К новому месту Машиной работы прямой транспорт не ходил. Девушка вынуждена была идти три километра пешком по лесу, а потом по шаткому прогнившему мостику переходить речку. Экстремальное удовольствие!

Руководство «дурки» не утруждало себя подготовкой производственного инвентаря. Ножницы были ржавые, нитки гнилые, а иголки сломанные. Принеся свои швейные принадлежности, девушка ознакомилась с фронтом работ и поставленными задачами. Работа оказалась очень простой, и она вздохнула с облегчением. Но вечером Машу ждал неприятный сюрприз.

kruegerБыстро темнело и ей предстояло проделать обратный путь в кромешной тьме. Быстрым шагом девушка направилась к реке. Вдруг она услышали чьи-то шаги. «Показалось, нервы шалят» – успокаивала она себя. Поднявшись на пригорок, увидела, что пять пациентов покинули территорию психушки и гонятся за ней. Один из них ехал на велосипеде. Все были в вылинявших больничных пижамах. Маша не на шутку испугалась и побежала. Безумцы громко кричали и жестикулировали, продолжая погоню − каждому хотелось проехать на велосипеде и подержаться за руль. Пока преследователи ругались, кто следующий сядет за руль, беглянка увеличила дистанцию. Перемахнув через шаткий мостик за пару минут, она вспомнила, с какой опаской утром делала каждый шаг. Психи замешкались – им надо было переправить велосипед.

Маша неслась, как ветер. Даже в школе она не бегала так быстро, хотя в школе она совсем не бегала, а показывала медицинскую справку с освобождением от физкультуры.

Тем временем велосипед был перенесен через речку, и преследование продолжилось уже по лесу. Велосипедист значительно отстал, четверо бегунов рассредоточились по пересечённой местности.

Маша слышала их крики совсем близко и мысленно попрощалась с жизнью. Сейчас они её поймают и изнасилуют, а потом убьют, или наоборот, убьют, а потом изнасилуют, но это будет уже не важно. Как в плохом фильме ужасов, она споткнулась в темноте и упала, больно ударившись. Маньяки медленно взяли её в кольцо.

Девушка разрыдалась, закрыла лицо руками и просила не убивать её...

Тут самый старший и авторитетный душевнобольной обнял её, а потом встряхнул: «Глупая, мы тебя охраняем, чтоб на тебя никто не напал и не сделал ничего плохого. Успокойся!»

Когда Маша перестала плакать, добрые самаритяне посадили её на велосипед и довезли до края леса. Они весело попрощались с ней, пожелали счастливого пути и поспешили в клинику, чтобы успеть до обхода.

Как оказалось, в больнице не хватало персонала, и тихопомешанные вкупе с косящими от армии, могли свободно передвигаться за отдельную плату по территории и за её пределами. Теперь над новенькой швеёй они взяли шефство и провожали каждый вечер, со смехом вспоминая первую встречу, которая так напугала девушку.

Каждодневные пешие прогулки на свежем воздухе по 6 км в любую погоду помогли Маше заметно похудеть − на 40 килограммов! Если на работе всё стало на свои места, то в семейной жизни намечалась трещина. Феденькина мама очень часто навещала молодую семью. Она проверяла содержимое холодильника, кряхтя, наклонялась и заглядывала под кровать, ища следы пыли, а также проверяла мусорное ведро. Результаты инспекций были всегда нелицеприятны для Маши − она отвратительно заботилась о Феденьке, совсем за ним не ухаживала, кормила полуфабрикатами и была плохой хозяйкой по версии свекрови. Уставшая на работе и после обратной дороги Маша не оправдывалась, а сразу звонила своим родителям. Они приезжали и отмечали, что Федя не работает, не может починить протекающий кран на кухне, а на те деньги, что они дали своей дочери на шубу, он, по настоянию своей мамы, купил себе куртку и сапоги. Не найдя достойного ответа, свекровь удачно имитировала сердечный приступ. Все испугались, забегали, засуетились вокруг неё.

Теперь новое секретное оружие свекровь использовала очень часто. По вечерам она звонила молодым, стонала в трубку, говорила, что умирает и просила сына привезти валидол.

Феденька бежал к маме, утешал её и оставался до утра.

Когда в очередной раз мама позвонила Фёдору, а супруга проявила твёрдость и не отпустила мужа, свекровь пригрозила, что прыгнет с моста и это будет на их совести.

Маша приняла единственно правильное решение. Она ушла от мужа и теперь живёт одна. Она с удовольствием ходит на работу в дурдом и с ужасом вспоминает совместную жизнь с мамой Феденьки.

А вы ещё не состоите в браке? Тогда мы идём к вам!

comments powered by HyperComments