domostroev.org

Колхозная идиллия

Предупреждение: прямая речь приведена на языке оригинала.

Сироты бывают двух типов: без стыда-без совести и без отца-без матери.
Народная мудрость

плакат колхозМаринка была сиротой второго типа. Жила в небольшом селе вместе с тёткой Марьей. Симпатичная девчонка - кровь с молоком - была постоянно в работе. С утра надо было подоить корову-кормилицу, сходить в школу, вскопать грядки в огороде, покормить «курей-уток»... Времени свободного не было совсем. Деньги у них с тёткой не водились, зато всегда все были сыты.

Неожиданно в сердце 15-летней Маринки ворвалась любовь в лице 34-летнего механизатора-тракториста Ивана из соседнего села. За божескую плату Иван вспахивал поля односельчанам Маринки. А хлебосольные хозяева после рабочего дня угощали славного пахаря. Как это часто бывает в селе, мужчины приносили пару бутыльков самогона, старенький магнитофон, и праздник с танцами начинался. Из всех трёх незамужних девок, пришедших в этот вечер, Ивану больше всего понравилась Маринка. А загорелая красавица с длинной русой косой сама сохла по механизатору. Ведь сельские парубки уж очень уважали самогон, были бездеятельны, безынициативны и не считали нужным принимать душ и чистить зубы. Зато Иван был принцем на железном коне и знал своё дело туго, хотя зубы тоже не чистил. «С таким не пропадёшь», - думала она.

Любовные отношения развивались стремительно. На лоне природы, забыв обо всём, Маринка познала любовь. Пение птиц, стрекотание назойливых насекомых в траве, объятия любимого и его бессвязное неумелое объяснение в своих чувствах лишили девушку остатков разума. Лето подходило к завершению. Полевые работы заканчивались. Маринка стала чувствовать себя скверно по утрам - кружилась голова, темнело в глазах, тошнило. Грешным делом она подумала, что виноваты шоколадки в ярких обёртках и шипучая кока-кола, которыми её угощал Иван. «Лучше ïсти своє - рідне, чем оцю імпортну дрянь» - осенило девушку.

Тётка тоже заметила, что здоровье Маринки ухудшилось и её тошнит. «Якщо Ванька тебе обрюхатил, я йому!» - пригрозила она кривым пальцем в пустоту. Тётка знала, что Маринка пару раз встречалась с Иваном, но была не в курсе того, что девушка каждый вечер тихонько убегает к нему на встречу через окно и возвращается под утро.

Страшное подозрение поразило Маринку, ужас сковал её, одновременно с нахлынувшей радостью: «Буде дитина з Iваном, своя родина. Цікаво, де вони будуть жити усі разом - з тіткой Мар'єй, адже стару жаль лишати одну или Iван забере іï до свого села. А, мабуть, вони поïдуть до міста?» Маринка представила, как будет учиться в университете, и, как все городские, ходить по ночным клЮбам.

Переполненная радужными мечтами и, чувствуя, что поймала птицу счастья за хвост, девушка понеслась к любимому.

Иван весть о ребёнке воспринял холодно. «Від радости» - решила будущая мама. Предложение о совместной жизни решил обдумать: - «Зімой роботи нема, а на малого багато грошей нада». Вечер прошёл не так, как Маринка себе представляла.

Через неделю наёмный тракторист получил свой расчёт от председателя и местных жителей, чьи огороды он вскопал. Часть деньгами, часть картошкой, часть помидорами и пшеницей.... И исчез по-английски - не прощаясь!

Маринка верила, что он готовит ей сюрприз и скоро приедет со сватами на зависть всему селу, будет большая свадьба, и они станут жить в городе.

Девушка округлилась и поправилась. Подслеповатая, глухая тётка Марья каждый день причитала: «Дурна, ти дурна, Маринка! Шо теперь с байстрюком робить? Не повернется Ванька!»

Потом пошла к председателю и потребовала вернуть Ваньку, чтоб женился, раз девку обрюхатил. Председатель бессильно развёл руками и только дал Ванькин адрес в другом селе. Тётка Марья поутру взяла с собой зарёванную Маринку и поехала по указанному адресу. Проплутав по незнакомым улицам, они нашли Ванькину хату. Калитку открыла неприветливая дородная баба и поинтересовалась: «Шо нада?» Тётка Марья сообщила, что Иван согрешил и, чтоб девке жизнь не ломать, как честный человек, должен жениться. Тут баба упёрла руки в широкие бока и заорала: «Зараз собак спущу! Він мій чоловік і має трьох дітей. Йдіть, бо гірше буде!» Схватила с земли лопату и угрожающе пошла на непрошенных гостей. Маринка горько рыдала, только теперь до неё стала доходить вся горечь происшедшего.

Тётка Марья поехала домой, а Маринка осталась поджидать Ивана. У неё ещё теплилась надежда, что мужчина разведётся с ненавистной бабой, они поженятся и будут счастливы. Иван пришёл под вечер, пьяный. Маринка бросилась ему на шею. Он холодно отстранился и сказал: «Дружина й діти ждуть, треба йти» Маринка остолбенела: «Як же я?» - только сумела произнести она. Иван успокоил: «Роби аборт, я тобі грішми усё допоможу. Йди до дому, тута дружина може почуть.»

Убитая горем девушка поплелась на электричку. Беременность была тяжёлой. Маринка воспринимала её, как кару за свой грех. Тётка Марья попрекала её, соседки искоса смотрели на гулящую и обсуждали её.

В положенный срок Маринка родила девочку Катю. От Ивана не было вестей. Со временем соседи перестали перешёптываться у неё за спиной. Они обсуждали «як зріс долляр, чи треба вступати у НАТО, як свиня Шрамків народила дванадцять поросят, та що Микола знов напивсь та відлупцював батька».

Маринка молча тянула на себе всё хозяйство. Тётка Марья по привычке костерила её. Так они и жили размеренной сельской жизнью три года, пока на горизонте не появился мелиоратор Степан. Он приехал в село проверять свойства почв и прогнозировать их дальнейшую судьбу. Говорил мудрёными словами, так что все сразу прониклись уважением к ученому человеку. Радушно и хлебосольно встретили его односельчане. Степан был в командировке и составлял почвоведческую карту региона. От самогона он сразу отказался и выставил водки и коньяка, которыми угостил председателя и других уважаемых людей. Мужчинам угощение понравилось, но они по привычке запивали казёнку самогоном и закусывали салом.

Гостиниц в селе, естественно, не было. Интеллигентного учёного решили поселить в хату тётки Марьи: «Мабуть, коли шо, то допоможить жінкам, та й не скучатимуть усі разом».

Маринка расцвела и похорошела.

Степан теперь приносил воду из общего колодца, помогал растапливать печь, чинил забор, латал прохудившуюся крышу. Односельчане радовались и одновременно завидовали девушке - наконец-то у неё появился мужик - помощник по хозяйству.

Маринка готовила каждый день новые кушанья и придумывала к ним замысловатые названия. Степану нравилась Маринкина квашеная капустка и солёные огурчики, которыми так справно заедать самогон. А какие она пироги пекла, объеденье просто!

Собираясь с мужиками по вечерам, он расхваливал стряпню и хозяйственные способности своей вынужденной, но такой приятной «сожительницы».

Маринка потихоньку заставляла маленькую Катюху называть дядю Степана «папой». Поначалу мужчина нервно дёргался и судорожно оглядывался, когда ребёнок обращался к нему подобным образом, но потом привык.... А через некоторое время исчез!

А ещё через время Маринка обнаружила, что снова беременна. Ситуация повторилась. Вот только в этот раз у председателя не нашлось адреса интеллигентного почвоведа.

В роддоме она лежала вместе со старшей дочкой - трёхлетнюю малышку не с кем было оставить.

Вскоре Маринке исполнилось целых двадцать лет, а у неё уже двое детей - четырёхлетняя Катенька и маленький Серёжа. Казалось бы - вот оно, счастье, но тётка Марья по-прежнему обвиняла её в том, что «байстрюків повісила на іï шию».

Тем временем Марина устроилась в ночной клуб - продавала входные билеты. Приехали оборотистые городские ребята, выкупили старый Дом колхозника и открыли там дискотеку и бар. Все пришли смотреть на чудо цивилизации. Хозяева пару раз сделали бесплатный вход, а в день открытия ещё и раздачу бесплатного пива. Народу собралось - тьма. Дармовщинка скоро закончилась, но народ всё шёл и шёл.

Маринка наблюдала, как возле очага культуры собирались молодые и не очень люди. Они курили, пили пиво, купленное в сельском магазине, чтоб не переплачивать в баре. Общались, ругались, потом всё плавно переходило в драку. Несколько раз вызывали «Скорую» и увозили бесчувственные тела. Молодой хозяин попросил кассиршу после таких случаев выливать пару вёдер воды на бетонные ступеньки, чтобы смыть кровавые лужи.

В тёплое время года посетителей не было, но когда холодало, народ подтягивался, чтоб погреться. Вход был недорогим, но и с этими деньгами прижимистые люди не хотели расставаться. Они приносили с собой пиво, водку, раскладывали снедь на подоконниках и продолжали банкет. Подростки собирались возле туалета - музыку слышно хорошо, а танцевать не обязательно в зале.

С Маринкой часто заигрывали подвыпившие гуляки, предлагая ей угоститься пивком. Девушка зорко всматривалась, ожидая увидеть своего принца. Среди пришедших навеселе, но за пару часов захмелевших окончательно «прынцев», достойных кандидатов стать отцом её детей не было. Со временем вся тусовка стала проходить в фойе, а в зале было 3-4 человека, в основном друзья официанток. И хозяева, не видя прибыли, прикрыли злачное место.

Тяжела женская доля! Но Маринка не унывает. Скоро дети вырастут, она окончит среднюю школу. Может, приедет ещё одна экспедиция, или клуб откроется вновь и она, умудрённая жизненным опытом, выйдет замуж и будет счастлива. Детям ведь нужен отец. Но «отцам» не нужны дети.

comments powered by HyperComments