domostroev.org

И хочется, и колется. Интервью под пистолетом

Сделать себе татуировку я хотела давно, но все не находилось подходящего случая. И тут недавно пришла в голову очередная сумасшедшая идея: написать об этой, так сказать - «процедуре», и пройти через неё на практике.

Про студию «Y DeDa» я слышала много раз, когда любовалась татуировками знакомых, поэтому, когда созрела сама, вопрос, «к какому мастеру идти», сразу наткнулся на ответ: «конечно к Деду!».

Welcome to hell?

Адрес студии я без труда нашла в интернете, а когда мы с коллегой вошли во двор, в котором она находится, сразу поняли, что мы на месте. На балконе первого этажа висел череп коровы, а рядом с ним - плакат со свирепым викингом и уже знакомой подписью «Y DeDa». Если честно, от этих натуралистических инсталляций стало жутковато. Возбужденное воображение моментально нарисовало мне байкеров в грязных тяжелых сапогах, распивающих прямо на полу баночное пиво, готических девушек и прочих представителей хард-богемы, тусующихся внутри. Но, набрав в легкие побольше воздуха и смелости, мы позвонили в дверь.

Нам открыл Игорь – мастер (и самый яркий носитель) пирсинга, если не в мире, то в Украине точно. Вежливым приятным баритоном он пригласил нас пройти в чистую уютную студию с элементами фен-шуй, и в целом - очень позитивной энергетикой. Никакого табачного дыма или пустых пивных банок. Мастера этого категорически не приветствуют.

Так как Деда в студии не оказалось, мы не упустили возможности пообщаться с Игорем на тему пирсинга. Удивительно, но человек, тело которого украшает несколько десятков сережек, скобочек и заклепок, больше обрадуется, если клиент передумает, и не станет делать пирсинг. Игорь объяснил это тем, что пирсинг – необратимый процесс, способный через время вызвать у человека достаточно серьезные эмоциональные переживания. По его словам, он не хочет множить армию «сожалеющих» о своих проколах (и, в прямом, и в переносном смысле)... Моя коллега Лена, как активистка эксперимента с пирсингом, поежилась и засомневалась.

Слушая Игоря, параллельно я листала планшеты с рисунками, и выбирала свой. Надо сказать, что Дед не любит повторяться, поэтому даже готовый эскиз он предложит немного изменить, доработает так, чтобы он подходил и по смыслу и по цвету именно тебе.

Вскоре пришел и он сам - татуировочных дел мастер. Дед или Дима, как кому больше нравится. Мы познакомились, обсудили нюансы уже выбранного мной рисунка, и договорились встретиться через пару дней, чтобы утвердить окончательный вариант. Этой пары дней, как правило, хватает и на то, чтобы еще раз обстоятельно подумать о твердости намерения. Я своего не изменила, «послезавтра» рисунок был немного подкорректирован, и мы уже с другим пирсинг-добровольцем - Наташей назначили день эксперимента.

Интервью под пистолетом

Конечно, вопросов у меня было море. Во-первых, относительно стерильности. На этот счет «Y DeDa» бояться мне было нечего – все инструменты одноразовые, а условия, как в поликлинике, разве что пахнет не лекарствами, а восточными благовониями и зеленым чаем. Место, где через несколько часов появилась татуировка, тщательно обрабатывают и не разрешают трогать руками.

Сам процесс шел в несколько этапов. Сначала Дима перенес рисунок с бумаги на тело. Помните, как в школе мы рисовали на копирке? Принцип тот же: бумага плотно прикладывается к телу, и на нем остается контур от копирки. Но перед этим должна состояться примерка, чтобы картинка легла правильно.

Второй этап – нанесение черного контура. Непосредственное начало процесса татуирования. Я выбрала себе цветную татуировку, в которую входили: черный, коричневый, зеленый, розовый и белый. Поэтому, Диме предстояло колдовать надо мной около двух с половиной часов (но каждый случай – индивидуален). Все зависит от сложности и многоцветности рисунка. Как сказал Дима, нам спешить некуда, и незачем. В этом искусстве спешка неуместна. Здесь же я ответила для себя на второй главный вопрос: это больно? Оказалось – совсем нет, я абсолютно зря нервничала по этому поводу. Ощущения в некотором роде даже приятные – как будто кто-то легонько тебя царапает.

Третий этап: закрепление черного контура, набивка по второму кругу и выделение линий. Когда иголка возвращается на то место, где уже была – ощущения становятся острее, но все же - терпимо.

Остальные несколько этапов – добавление цветов и растушевка. Кожа постепенно устает, поэтому тебе дают немного отдохнуть. Отчего же не совместить отдых с приятной беседой:

И хочется, и колется- Дима, а крови нет?

- Да брось, откуда кровь? Профессионал никогда не допустит появления крови, мы же не мясники. Выделяется немного лимфы, но это вполне нормально.

- Татуировка будет немного выпуклой?

- Зачем? Она должна быть ровной и не выделяться. Выпуклость и рельефность татуировки – это признак непрофессионализма. Если у мастера получается выпуклая татуировка, значит, его пистолет работает вхолостую, вместо краски – фальшивые проколы – вот за счет этого и рельеф. Это неправильно.

- А временные татуировки ты делаешь?

- Временных татуировок не бывает в принципе (хохотнул). Вот был у меня случай: пришли как-то две барышни. Одна говорит, сделайте мне татуировку на месте этой, и показывает на крестце пошлейший рисунок на лесбийскую тематику, что ли. Я спрашиваю: а эту куда? Она мне – она временная. Я ее на море сделала, сказали, что через год сойдет. На ее месте я хочу другую. Я и говорю: приходи через год... Конечно, она у нее никуда не делась – просто какой-то курортный шарлатан решил заработать денег, вот и колол настоящие, выдавая за временные. Девчонки потом у меня под балконом даже подрались: это ты меня подбила, что теперь?! Поэтому, осторожнее надо быть на курортах. Желающих заработать много – наделают кустарных пистолетов и вперед.... А понятие «временная татуировка» пошло, наверное от татуажа. Там все иначе – и краски другие, которые со временем просто осыпаются, и пистолет поменьше, и технологии.

- Ты делаешь татуаж?

- Нет, мне это не интересно.

- Расскажи, на каких местах девушки чаще всего делают татуировки?

- Чаще всего, как и ты – на пояснице. Это место практически не подвержено влиянию времени, и при желании закрывается поясом брюк. Талию еще подчеркивает. Многие на ноге делают, на ягодице, на спине, животе, лопатке. А вот на груди – крайне редко, хотя были и такие.

- Звезды приходят?

- Бывает. Но многие разочаровываются. Ждут, что здесь им кофе будут носить и с опахалами над ними стоять. Потом обижаются, что тут не такого сервиса, как они ожидали и топают на выход. Я еще раз говорю, что у нас не салон красоты, а студия. Мы никогда не пиаримся и не принимаем участия в разных профессиональных слетах. Зачем? Кому надо – нас найдет. У нас качество, а не показательные выступления.

- А кому из звезд делал татуировки?

- Профессиональная тайна. Имен не назову, скажу – многим.

- А как ты просчитываешь стоимость татуировки? Я знаю, что во многих салонах сумма равна квадратному сантиметру...

- Эта тенденция, наверное, пошла из мест не столь отдаленных, где, насколько я знаю, площадь измерялась сигаретными пачками.... Это крайне неправильно. Вот в Штатах еще считают время работы – там почасовая оплата. Это тоже не совсем верно. Каждый отдельный случай – это своя цена. Сложность работы, краска... Я всегда оговариваю цену заранее, как только утвержден эскиз.

Еще несколько окончательных штрихов, и мне можно встать с кушетки. Работа окончена. Мы фотографируемся на память. Игорь говорит: «Поздравляем, теперь ты одна из нас!». Мне приятно, что я – «одна из них». Чувствую гордость и солидарность. Ура!

Необходимый уход

Привлекательный вид татуировка имеет не сразу. За ней придется ухаживать, как минимум две недели. Семь дней не мочить, и мазать утром и вечером кремом от ожогов и ран, который выпишет мастер. Вторую неделю она будет шелушиться – это нормальная реакция, потому что сойдет верхний слой кожи, и появится новый. В это время разрешены недолгие приемы душа, но без оттираний мочалкой. Возможно, татуировка будет чесаться. Чесать ее нельзя. Держитесь! По моим ощущениям – самые неприятные первые три дня реабилитации: будто ты обгорела на пляже и это место немного печет. Кстати, теперь, перед походами на пляж и в солярий запасайтесь солнцезащитным кремом. Так татуировка дольше сохранит свежий вид, потому что краска постепенно выгорает.

ПирсингПирсинг-лаборатория

Потихоньку перемещаемся в следующую лабораторию. Тут владения Игоря. В центре комнаты, которая, видимо, раньше была кухней, стоит настоящий хирургический стол, по-доброму украшенный нарисованными черепами. Сюда мне нельзя – область стола – это святая святых, поэтому я стою в уголке и просто наблюдаю.

Наташа уже готова: свитерок превратился в топ, а в джинсы на манер передника заправлены стерильные салфетки. «Как думаешь, зачем салфетки?», - спрашивает Наташа. Я в шутку предполагаю, что кишки могут испачкать штанишки. Игорь поддерживает меня, мол, совершенно верно. Наташу мажут дезинфицирующим раствором, и запрещают трогать живот. Игорь маркером рисует на пупке две точки, комментируя под нос: «Нет, внутреннюю немного левее – может дать перекос...». Точность необходима! Наташку просят подойти к зеркалу и оценить эти два маленьких штришка. Она дает добро.

Игорь надевает резиновые перчатки, на одной из которых рисует маркером смешную рожицу – это часть ритуала. Наташка ложиться на стол и подкатывает глаза. Боится. На счет «раз» Игорь делает точный прокол и вводит под кожу катетер. На счет «два» в катетер вводится основа серьги – банана, а сам катетер извлекается. На «три» – к основе прикручиваются два шарика. Наташин пуп «готов». Мне трудно сказать, что это за ощущения, но, наблюдая за ее реакцией, могу смело утверждать, что это хоть и быстро, но очень больно. Она побледнела и попросила воды. Через 5 минут пришла в норму. Потом ее пуп прикрыли пластырем, и попросили не снимать в течение недели. На вопрос: а можно ли ей будет заниматься фитнессом, Игорь дал положительный ответ – физические упражнения даже способствуют заживлению.

Если татуировка станет привлекательной через две недели, то пирсинг заживет только в течение нескольких месяцев. За ним нужен постоянный уход, отлынивание от которого может привести к печальным последствиям.

Игорь не ставит при проколе золота и серебра, а пользуется металлами, вступающими в минимальный контакт с кожей: один из таких - ниобий. После прокола мастер наблюдает за своим «пациентом», поэтому одной встречи с ним будет недостаточно. Это приятно!

- Игорь, что чаще всего прокалывают барышни?

- На первом месте – язык и пупок. Многие прокалывают брови и соски. Недавно девушка проколола не грудь, а кожу между. Многим хочется иметь пирсинг не там, где у всех, поэтому люди ищут что-то новое, предлагают свои идеи. Появилась тенденция прокалывать бровь не вертикально, а горизонтально. Я первым сделал такой прокол.

- Есть такие зоны, за которые ты не возьмешься?

- Мужские гениталии. Никогда не стану делать там пирсинг.

- Как тебя можно назвать? Пирсингист?

- Ни в коем случае. Я служитель культа.

- Какого культа?

- Этого. (Многозначительно разводит руки в стороны).

Я очарована. Вопросов больше нет.

Несколько фактов:

Люди со светлой кожей «заживают» дольше, чем люди южного типа. Зачастую, их болевой порог выше. Таковы физиологические свойства кожи.

И татуировка и пирсинг делаются без какой-либо анестезии.

Неправильно считать татуировку и пирсинг элементами декора собственного тела. Это философия, которую надо узнать и принять, прежде чем решиться на такой серьезный шаг.

Вам откажут если:

• Вы придете в алкогольном или наркотическом опьянении;
• Вы не достигли совершеннолетия;
• Не будете до конца уверены, хотите ли совершить со своим телом необратимые процессы, такие, как пирсинг и татуировка
• Ваша идея не заинтересует мастера. Дима, к примеру, не возьмется за ту работу, которая ему самому не интересна.
• Вы будете вести себя так, будто Вам все должны. Здесь работают не ради денег, а ради искусства. Поэтому дверь с другой стороны за собой неоднократно закрывали даже звезды шоу-бизнеса.

Колючее досье

Дед – он же – Дмитрий Чугунов, он же – супермастер росписи по телу и просто душевный человек с немного грустными глазами и заразительными смешками в бороду. Точно сказать, сколько всего татуировок выполнил Дима не получиться – сам давно сбился со счету, но утверждает, что хватит на то, чтобы покрыть от кончика хобота до кончика хвоста гигантского африканского слона. Свои татуировки тоже делал себе сам, признается, что это не очень то удобно. На вопрос: если бы можно было вернуть время назад – сделал бы он себе татуировки, или нет – Дима отвечает, что сделал бы, но может быть, уже другие. Несмотря на свою популярность в клубной тусовке, сам Дима личность не тусовочная, за него в клубы ходят его работы – на спинах, лопатках и других частях тел гостей его студии. Иногда за Деда Диму принимают его партнера и хорошего друга Игоря. Сама видела когда-то в одном журнальчике его фото с подписью «Дед».

Герои интервью

Дед слева, Игорь справа, я в центре. Пытаемся выглядеть угрожающе, выходит плохо

Игорь – он же Игорь. Гружевский. Крупная рыба в океане пирсинга. Или даже – Нептун. Знает о пирсинге все, и немного больше. Ради него когда-то бросил институт, и теперь говорит, что абсолютно счастливый и гармоничный человек, который нашел себя в любимом деле. Сережек, колечек, бананов и болтов за свою практику он поставил столько, что даже самый сильный тяжелоатлет сразу бы все это добро поднять не смог. Килограмм 300 точно будет!

Если бы я привела Игоря домой, и представила маме, как своего кавалера – она бы точно расплакалась. Потому что он не такой как все: мочки ушей завязаны в узелок, на затылке – татуировка и китайский хвостик, борода разделена надвое и перевязана разноцветными нитками по настроению, на бровях и в носу пирсинг, на шее - иероглифы, полученные путем скарификации (шрамирования), дальше - больше... Да, он не такой как другие, но когда мы с коллегой вышли из студии, в один голос сказали: «Какой красивый!». Совершенно искренне.

От обоих них невозможно уйти быстро, а потом хочется найти повод, чтобы заглянуть еще.

comments powered by HyperComments