domostroev.org

Выгодные женихи или огненная феерия

«Факел на ужин, факел на обед... Выгодные женихи, которых не надо кормить» - именно так представил креатив-шоу «Black Sharm» ведущий вечера. Их яркий зрелищный номер с использованием огня, вызвал восторг у всех собравшихся.

Я решила пообщаться с молодыми талантливыми артистами за кулисами развлекательного комплекса. О том, как зажигает «Black Sharm» мне рассказали тёзки Андрей Ливак и Андрей Пахарь.

– Расскажите о себе!

А. Л.: – У нас каждый выполняет множество ролей – я и продюсер, и режиссер, и звукорежиссёр, придумываю идеи номеров. А Андрей Пахарь постановщик хореографии, художественный руководитель.

В коллективе каждый совмещает множество направлений, амплуа, навыки смежных профессий. Например, парень пришёл танцевать, но он работает актёром - романтиком, злодеем, шутом, ходит на ходулях. Мы сами шьём костюмы, делаем декорации.

– Давно вы творите?

А. Л.: – Наш коллектив молодой – всего шесть лет. За это время мы уже многого добились, но ставим перед собой глобальные цели.

А.П.: – Мне нравится, что мы растём. Есть лестница наших достижений и если вспоминать с чего мы начинали и где мы сейчас, то ощущается подъём вверх.

– Почему вы выбрали название «Black Sharm»?

А.П.: – В дословном переводе – это чёрное очарование.

А. Л.: – Изначально у нас был только чёрный юмор.

А.П.: – Все номера несут определённый смысл и везде есть определённый жёсткий подкол. Каждый зритель видит что-то своё в любом номере. У нас программа очень разноплановая – от классики - пуантов, париков, до тяжёлого – инквизиция, кровь. Я думаю, что мало коллективов не только в Украине, да и, вообще в мире, у которых настолько разноплановые стили. У нас есть номера с боди-артом, есть анимационные, есть стрип-шоу.

– Где и как вы научились фокусам с огнём?

А. Л.: – Никто нас не учил. Смотрел выступления коллектива в Днепропетровске. Там парень дышал огнём, плевался им. Мне очень понравилось выступление, но я не знал, как он это делает. Я поспрашивал, посмотрел в Интернете информацию о всяких воспламеняющихся жидкостях. Пробовал всё на себе. Я тогда в общежитии жил, учился в художественном колледже. Зашли мы в туалет и начали экспериментировать со смесью на керосиновой основе, а керосин очень коптит. Весь этаж быстро заполнился чёрным облаком едкого дыма, копоти и гари. Комендантша прибежала, раскричалась, настаивала на моём выселении.

А. Л.: – Потом начали делать более интересные и сложные вещи с огнём. Начали применять палки и цепи. Мало кто по длине огня может соревноваться с нами. Мы можем выпустить струю огня на 3-4 метра, совмещаем это с танцем. Тела танцоров расписываем узорами боди-арта. В основном фаэрщики просто крутят палки, а мы делаем по-настоящему яркое, зрелищное шоу.

– Сложно работать с огнём?

А. Л.: – Через пол года нашей работы мы начали экспериментировать с огнём. С этим связано много историй. Когда человек неопытный, то сталкивается со множеством трудностей. Был случай, когда вместо жидкости для огня, которую мы набираем в рот, человек из нашего коллектива набрал ацетон. Слава Богу, он его не выпустил.

– Как это получилось?

А.П.: –Перепутал.

А. Л.: – Три банки рядом стояло...

А.П.: – Разновидности жидкости стояли, я не ту взял.

А. Л.: – Бывало, что горели костюмы. Я лично сам горел в хитоне. За месяц работы хитон пропитался. Мы стираем костюмы раз в неделю, но жидкость всё равно остаётся. Во время номера очередная капля упала и хитон загорелся на мне во время выступления. Я был в шоке! Сейчас опыт-то есть, но тогда... Я чудом разорвал на себе хитон из подкладочной ткани. Эта ткань если горит, то прилипает к телу и оставляет большие ожоги. После выступления директор клуба, в котором мы выступали, сказал: «Шоу супер! Бомба! На следующий день давайте такое же.» Он не догадался ни о чём. На следующий день устроили похожее, но никого не поджигали, просто больше огня добавили.

Был случай, когда у Андрея загорелась рука и он начал этой же воспламеняющейся жидкостью тушить свою руку. По привычке подумал, что это вода. Сработал рефлекс. Дунул и на него пошло огромное пламя. Нас никто не учил работать с огнём, мы сами пробовали. Учились на своих ошибках. Были ещё не очень весёлый случай, когда я задыхался от огня. Однажды тушил палки во рту на сцене. Произошла какая-то вспышка внутри меня. Я поперхнулся и не мог дышать две минуты. Со сцены сполз, водички хлебнул и, опять то же самое повторилось – не мог дышать. Две недели очень болели лёгкие.

– Весело... Работа на грани жизни и смерти

А. Л.: – У нас был случай с бензопилой во время выступления. Случайно в маховик - круглую штучку с дырочками – попали волосы девушки, намотались и запутались. У танцовщицы были очень длинные, пышные волосы. Бензопила уже к её лбу прилипла. Она молодец! Лежит и лежит на сцене, всё думают, что это шоу. Потом взяла эту пилу, подняла над головой и пошла.

– Потом волосы состригали?

А. Л.: – Нет. Мы пилу за кулисами раскрутили, начали распутывать, но бедняжке не показали, сколько мы волос выдрали. Я её успокаивал: «Не переживай, всё нормально». Но после этого экспромта девушка подстригла чёлочку.

Ещё момент расскажу. Работали тогда в Феодосии и решили снять клип. Обычная съёмка уже не удивит никого, и мы решили сделать что-то неординарное. Мне понравились в посёлке Орджоникидзе горы и живописный пейзаж. После работы надели грузинские костюмы, приехали на такси и пошли в горы. Нам казалась, что идти совсем не далеко, ведь горы рядом. Получилась так, что пришлось пройти очень длинный путь в этих грузинских костюмах. Местные жители пасли овец, махали нам, принимали нас за настоящих горцев. Нас было восемь человек в шапках и я вокруг них с камерой бегал.

А.П.: – Овцы пасутся, мы в папахах, как настоящие грузины.

А. Л.: – Сняли отличное видео.

– Как вы начинали?

А. П.: – Выступали в Евпатории. Нас тогда никто не знал. Жили 12 человек в однокомнатной квартире. Квартирка была очень маленькая, денег вообще не было. Мы спали на одном матрасе, ложились поперёк. Нужно было выдохнуть, лечь, а потом понемногу вдыхать. Чтобы выйти в туалет, надо было отодвинуть чьи-то ноги и осторожно приоткрыть дверь. Сейчас у нас уже другой уровень и теперь вспоминаем об этом с улыбкой.

А. Л.: – Случалось, что на вокзалах ночевали, потому что ездили электричками. В троллейбусах добирались на работу вместе с костюмами.

А. Л.: – Бывало после ночного шоу, мы заходили в круглосуточный магазин. Ребята все разрисованные в боди-арте. Аниматор наш с наклеенными ресницами, у всех огромные причёски. И такой живописной группой заходим в магазин. Продавцы не знают чего ожидать от такой толпы. Кто-то принимает нас за панков, кто за неформалов, но никто не мог предположить, что мы артисты.

– Как ещё вы эпатируете публику?

А. П.: – Когда-то давно мы выиграли конкурс в Одессе, взяли гран-при. Кроме разных призов нам вручили мотороллер. Мы его завели и после выступления, разрисованные с ног до головы, поехали на вокзал.

А. Л.: – Зелёный мотороллер, мы оба в зелёных майках. Я Андрея разрисовывал в тигра и мы помчались по встречной полосе. Коллектив отправили, а сами не знаем, как завести мотороллер. Чудом завели, тогда мотороллер был в диковинку. Прямо на вокзал подъехали, по перрону в вагон.

Милиция, гаи не остановили нас за превышение скорости. Все были в шоке, кто нас видел.

А. Л.: – Такой тигр катался по славному городу Одессе.

- Чем вы гордитесь?

А. Л.: – Тем, что мы воплощаем свои творческие идеи. Мы уже можем себе позволить проводить благотворительные акции – концерты по детским домам. Сделали концерт, пригласили ведущего, раздали детям подарки – конфеты и сладости. Денежная помощь обычно куда-то девается, а тут мы всё организовали и провели и порадовали детей.

А.П.: – Мы делаем то, что нравится нам и нашим зрителям. Мы творчески реализуемся и в тоже время получаем финансовое вознаграждение.

– В каких городах Украины вам нравится выступать?

– В основном в Одессе, Донецке. В Днепропетровске реже.

Вот такое оно, черное очарование. Кому не посчастливилось побывать на огненном шоу, предлагаю посмотреть фотографии.

Беседовала Ольга Медведева

comments powered by HyperComments